Утро. Будильник радостно возвещает о начале светлого праздника Благовещения. Встаю, набираю шприцы с лекарством, складываю листовки, которые остались с акции 1го апреля и выдвигаюсь на встречу приключениям.

Перед поездкой решаю пройтись мимо храма, расположенного недалеко от моего дома.

- Девушка, не проходите мимо! Какую птичку вам достать? У меня все птички по 100 руб. – радостно окликает меня мужчина, расхваливая свой товар.

Товар тут же на земле в клетках мечется и ломится через прутья. Чижики, овсянки, снегири.

птицы в клетке

 

Торговля пока идет слабо – народ только подтягивается. Решаю наведаться сюда потом. Меня ждут возле главного храма города. По дороге звоню Юле – она уже в пути.

На Советской площади меня и Юлю встречает Даша.

Даше 15 лет, она очень любит птиц, и поэтому специально отпросилась у родителей, чтобы помогать нам. В руках нового волонтера слабенький щегол.

- Он тут на скамейке сидел, никуда не улетал, я просто подошла и взяла его. – Удивляется девочка.

Идем к торговцам, которые выстроились нестройными рядами перед Покровской церковью, оцениваем обстановку. Птицы. Десятки, сотни.. а может и тысячи – я уже ничему не удивлюсь. Толпы народу, выходя из храма, направляются в сторону торговли. Прохаживаются, выбирая птичку «пошустрее», чтобы она смогла донести весть Богу. Рядом огромная поляна, по которой скачут выпущенные вестники. Большая часть из них к вечеру уже предстанет перед создателем.

Еще утро, и птицы, не утомленные жарой, резво взлетают в небо, направляюсь в сторону частных секторов. У них еще есть шанс.

Мы облюбовали себе скамейку под березой. Расположили коробки, вещи. Продавец из магазина хозтоваров, узнав, чем мы занимаемся, засуетился и через 5 минут, в его волшебных руках коробки при помощи скотча, степлера и москитной сетки превратились в великолепные садки.

Первых птиц мы просто собирали руками. Самых слабых, сидевших среди травы пестрыми комочками, не реагирующими ни на что. Затем Даша съездила домой и принесла сачок.

Молодые парни, торгующие зеленушками, смеются над Юлей, которая «охотится» за чижом. Птица неуклюже перелетывает, не желая быть спасенной. Но, несколько минут упорства, и Юля приносит малыша. У птицы лысая голова и спина, нет перьев в хвосте и большей части маховых перьев.

Мы с Дашей принимаем нового пациента, осматриваем, поим, даем лекарства. И кладем в коробку. А их уже несколько. В одной сидят бойкие сильные птицы, просто с побитым оперением. За них не страшно, им только переждать линьку и можно выпускать. Во второй коробке птички послабее – облезлые, истощенные. Они сидят спокойно, по уголкам. А третья – самая «страшная» коробка. Тут царит смерть… Самые слабые – стукнутые, затоптанные…

коробки с птицами

 

Даша приносит зеленушку. Птица тяжело дышит, глаза закрыты, сильное истощение. Она жадно пьет воду с подмешанной глюкозой и витаминами. Овсянка отправляется в коробку номер 3.

Закусывая губу, открываю створку, замечаю в глубине маленькое окоченевшее тельце… Еще одна смерть. Птичка отправилась передавать благие вести. Самый первый щегол, найденный на скамейке утром.

И так снова и снова. Птицы, лекарства, коробки, трупы. Злые возгласы людей, у которых мы «отбираем» птиц, для которых мы нарушаем традиции, мешаем празднику.

Женщина что-то шепчет маленькому вьюрку, зажатому в руках, затем подкидывает вверх. Несчастная птица взмахивает крыльями и приземляется, не пролетев и метра.

- Ну же, лети! Чего же ты? – удивляется женщина, усиленно топая ногами, пытаясь спугнуть птичку.

Я подхожу и подбираю ослабленного малыша.

- Что вы делаете? Это моя птица, я ее купила!

- Вы ее выпустили. Теперь дайте мне возможность ее попробовать спасти.

Где-то через полчаса вьюрок умирает.

Небольшое затишье, мы присели в тенечке, выпить чаю. К нам приближается молодой человек, с велосипедом.

- Вы же зоозащитники? Я вас узнал. - Обращается он к нам. – Я тут принес..

На велосипедном руле висит банка из-под майонеза, накрытая тряпочкой. Парень бережно снимает ткань, хмурит брови. – Я не знаю, выживет ли птичка. Наверное, ребенок сильно сжал.

Внутри, в маленьком гнездышке из салфеток хрипит из последних сил овсянка. Из ее клюва пузырится кровь. Травмированы легкие.

Алексей, так зовут молодого человека, мчит на велосипеде за лекарствами, которых у нас с собой не было для такого случая. Птичка продержалась 2 часа.

травмированная овсянка

 

- Души у вас нет! За червонец готовы удавить птиц! – ругается на нас прохожий.

- Мужчина, почему вы так говорите? Мы наоборот, пытаемся спасти их.

- Знаю я ваше спасение! Сейчас отловите, а потом за углом продадите, твари! – Мужчина сплевывает под ноги и удаляется, продолжая материться.

У меня наворачиваются слезы.

- Ну, вот почему так?

- Анит, зато он не просто прошел мимо. Большинству людей даже не интересно, что тут происходит. – Пытается утешить меня Юля.

Я смахиваю слезы и иду дальше раздавать листовки, собирать птиц.

Велосипедист Алексей остается с нами на полдня. На своем двухколесном транспорте он разъезжает по близлежащим церквям, гоняет стоящих там торговцев, собирает и привозит к нам птиц.

Где-то на другом конце города наш волонтер Лера со своим мужем собирает пострадавших пернатых. К ней присоединилась девушка Наталья, которая «просто не смогла пройти мимо».

Уже вечер. У нас несколько коробок. Алексей прощается с нами и уезжает домой, прихватив снегиря для выхаживания. Даша тоже берет около 10 птиц – почти все на выпуск, некоторые останутся у нее жить на постоянной основе, так как имеют сильные травмы.

Мы выезжаем ко мне домой, по пути заскакиваем в ветеринарную клинику. Здесь нас дожидается ястреб-перепелятник со сломанным крылом. Его нашел молодой человек у себя во дворе.

ястреб-перепелятник

 

Дома, сидя на полу, «перебираем» птиц – взвешиваем, осматриваем, даем лекарства. Лера с мужем уезжает. Юля остается у меня.

Казалось бы все, уже 11й час. Горит лицо, сушит глаза, болит голова. Меня пробрал насморк…

Звонок.

- У нас тут птичка во дворе.

- Какая? - Устало спрашиваю я.

- Кажется, кулик, такая – с длинным клювом. Приезжайте пожалуйста, с ней что-то не то, мы оплатим такси.

- Давай сначала пройдем по парку церкви, что рядом с твоим домом. – Предлагает Юля.

Ночь. Я, Юля, коробка и фонарик. Мы шаримся по кустам, выискивая пернатую малышню. Но не находим никого, кроме нескольких трупов щеглов и снегиря.

Выезжаем за длинноклювой птичкой. Ей оказался вальдшнеп.

вальдшнеп

 

На обратном пути, меняем маршрут.

И снова мы на Советской площади. Время почти полночь. Молодежь сидит по лавочкам, увлеченно болтают о чем-то, случают музыку.

У Юли фонарик. У меня в коробке вальдшнеп.

В итоге еще 2 снегиря и маленькая синичка.

Такси. Дом. Часть птиц забирает Юля, часть птиц остается у меня. Я валюсь с ног, Юля трет покрасневшие от усталости глаза.

Так вот и заканчивается это длинный день Благовещения.

За день, наш Центр пополнился на 51 птицу.

 

Сегодня уже 10е апреля. Часть птиц была выпущена, часть, к сожалению, умерла. Несколько снегирей, чижиков улетели за радугу. Умер и вальдшнеп, из-за тяжелой черепно-мозговой травмы.

 

Не умею я красиво заканчивать рассказы. Я не писатель и даже не учусь.

Наш Центр продолжает работать дальше. Ведь начинается сезон весенних миграций и гнездования. А значит будут новые пациенты.

 

Молоденький самец, первый ястреб в этом году и уже 12й за все время существования Центра.

Птицу нашел местный житель центрального района у себя во дворе. Ястреб скакал по земле и отказывался улетать.

Над этим маленьким пернатым хищником взяла шевство наш волонтер Юля.
Перепелятник был осмотрен, переломов не обнаружено. Зато имеется травма в правом глазу - обширная язва роговицы.
Вчера мы ездили к ветеринару-офтальмологу, чтобы понять насколько сильно травмирован глаз. Ну и заодно нашли еще небольшой букетик болячек. Во втором (левом глазу) - хронический хориоретинит. Вся правая сторона у ястреба воспалена (правосторонний синусит)

Пока не ясно, сможет ли птица в итоге видеть правым глазом.
Подобрали оптимальный терапевтический курс. который будем корректировать в дальнейшем, в зависимости от состояния перепелятника.

К сожалению, если глаз вылечить не получится, то птицу невозможно будет выпустить. Ведь зрение - одно из важнейших оружий пернатых хищников.

На данный момент ястреб отъедается (его вес составлял 105 грамм на момент поступления, при положенных 160 гр.).

ястреб-перепелятник

 

Сегодня в ЦРДЖ "Финист" поступил звонок о том что в микрорайоне Ясенки подобрали свиристелей. Все они получили травму, врезавшись в окна офисного здания.

К нашему приезду из 14 птиц была жива только одна. Осмотрев окна мы обратили вниание они были слегка затонированы и при этом хорошо отражали небо.

 

 

Стекло — это птичий враг. Особенно чистое и прозрачное. Птицы видят только то, что находится за ним. Иногда помещение просматривается насквозь — через окна на противоположной стороне здания. Птицы летят к зелени, к небу и, ничего не подозревая, на полной скорости врезаются в окно. Иногда они устремляются к растениям в комнатах и стеклянных переходах.

Зеркальная тонировка не помогает. В этом случае птицы видят не стекло, а отраженное в нем небо и природу, что опять же ведет к беде.

Сейчас, по оценочным данным экологов, только в Европе ежедневно только от попаданий в стекла автомобилей, домов и офисных зданий разбивается до 250 тысяч птиц.

Чтобы птицы не врезались в стекло, они должны его видеть и понимать, что оно твердое.
Мы советуем клеить наклейки с силуэтами хищных птиц на те окна, об которые часто бьются птицы, или рисовать узоры, тем самым как бы "создавая препятствие" для птицы.

Подобные меры могут на 80 процентов снизить птичью смертность и спасти миллионы особей в год. Но вряд ли эта проблема решится до конца, потому что многим людям нравится свет и стекло.

 

Что же делать, если птица врезалась в окно.

 

Самая распространенная травма - это черепно-мозговая. В некоторых случаях встречаются птицы с переломами/вывихами, при падении с большой высоты.

Первое, что вы должны сделать, подбирая такую птицу - это обеспечить ей покой.
Необходимо поместить раненого пернатого в темную коробку.
Ни в коем случае первые сутки не поить птицу - лишняя жидкость приводит к отеку мозга. В дальнейшем, чтобы избежать обевоживания, можно выпоить несколько капель глюкозы (5%), разбавленной водой 1:4.

В особых случаях, когда ЧМТ попровождается переломами, тяжелым состоянием, необходимо связаться со специалистами, передать птицу в реабилитационный центр.
Если удар был не сильный, то обычно нескольких часов достаточно, чтобы птица пришла в себя.